Агван Матевосян – популярный блогер в социальной сети Instagram. Многие знают его по юмористическим роликам, где он обличает армянскую семью со всеми ее плюсами и минусами, он рассказывает про «жизненные» ситуации и разрушает стереотипы. 

Совсем недавно, а именно 8 декабря на Новогоднем Tashi Show 2019, Агван дебютировал на сцене Государственного Кремлевского дворца. Этот молодой артист отличается не только своим юмором, но и особенным отношением к жизни! 

Расскажи, пожалуйста, не про Аgvarigo, а про Агвана Матевосяна, про того человека, который придумывает все и часто остается за кадром, про жизнь которого почти никто ничего не знает.

Если честно, я закрытый человек, достаточно стеснительный и вообще это интервью – первое, на которое я согласился. Родился я в Армении, но еще в моем детстве нам пришлось переехать, потому что с работой там не заладилось. Меня, естественно, никто не спрашивал, переехать мне пришлось, взяли ребенка под мышку и уехали [Смеется. — Прим. ред.]. Я тогда был в 7 классе и после переезда мне, конечно же, было сложно. Языковой барьер и все такое, в Армении практики у меня не было. Год я не мог общаться нормально со своими одноклассниками, потому что мне казалось, что из моих уст все получается «не так», хотя мне никто никогда так не говорил. Я всегда хотел говорить правильно, поэтому первое время молчал. Глаголы, склонения – все это было кошмаром для меня в то время, но потом, уже через юмор, я начал с ними общаться и мне было максимально комфортно.  

Про языковой барьер я согласна, такое происходит почти у всех ребят, кто переезжает из Армении. Причем в любом возрасте. А кроме барьера было что-либо, за что тебя могли не «принять»?

Знаешь, они, наоборот, хотели со мной общаться, хотели поддержать меня, но мне было сложно. Я хотел сначала сам разобраться в себе и с самим собой все решить, а потом уже со всеми дружить и общаться. Первое время я вообще сидел за последней партой и ни с кем не общался.

В начале нашего разговора ты сказал, что впоследствии нашел «выход» через юмор. С чего вообще начался твой юмористический путь, ты с детства был, скажем так, юморным?

Я, если честно, не замечал в себе такого, но вот все, с кем общаюсь из взрослых, говорят, что я всегда пытался поднимать окружающим настроение, даже рассказывать анекдоты [Смеется. — Прим. ред.].

Юмором я стал заниматься от желания подавить в себе боязнь сцены, через интернет я просто хотел стать увереннее в себе. Почему через интернет? Потому что там ты не видишь, как на тебя смотрит публика, ты сделал, что хотел, а реакция зрителей – да, она есть, но ведь на это можно не обращать внимание. Когда делаешь для себя – находишь именно свою нишу, своих людей, которые становятся твоей аудиторией. 

Мы подошли к обратной связи от твоих зрителей: аудитория была к тебе расположена? Когда появились первые мнения, комментарии?

Начинал я в 2014 году, когда переходил в 11 класс. Я был с одним хорошим парнем, начинали мы в приложении Vine, мы смотрели ролики западных вайнеров [Вайнер - автор юмористических роликов. — Прим. ред.], хотели быть на них похожи. Мы, ведь, тоже смешные [Смеется. — Прим. ред.]. Мой друг знал, что я стеснительный, поэтому он предложил попробовать и перебороть страх, сказал: «Да ладно тебе, нас все равно никто не знает» [Смеется. — Прим. ред.]. 

После своего первого ролика я понял, что мне это нравится, мне это приносит удовольствие и постепенно ко мне приходит уверенность. В 11 классе все школьники сдают ЕГЭ и я не стал исключением, я усиленно готовился к экзаменам, поэтому юмористическое дело забросил, но мой друг не стал останавливаться. Он за тот год обрел популярность, а я год потерял. 

Я сдал экзамены, поступил на первый курс и времени, честно сказать, стало побольше. В общем, к началу моей учебы один из старых видеороликов попал в сеть, в популярную группу, впоследствии меня узнали в ВУЗе, думали, что я популярный вайнер. После этого случая на учебе я подумал, что надо продолжить снимать вайны. Меня узнали – мне понравилось, надо продолжать без отмазок. 

До 2016 года я снимал ролики, отдачи практически никакой, еле-еле набрал 10 000 подписчиков. 

Со временем я придумал «Геворика», ролики без его участия приносили по 5 000 просмотров, потом, когда я подключил бьюти блог просмотры выросли до 15 000, со временем к Геворику я начал подключать всю его семью [Серия роликов про гиперболизированное поведение современной армянской семьи, по форме напоминает ситком, где играют постоянные актеры и действия развиваются вокруг нескольких тем — Прим. ред.]. Сначала было не так много просмотров. Вообще, я думал, что будут плохие комментарии, касающиеся моего видения, стиля и геперболизации, но нет, публика восприняла очень лояльно, всем понравилось. Когда я выкладывал видео подумал, что будет лучше после не заходить в сеть и не смотреть как люди отреагировали, поэтому на учебу я пришел в полном неведении, друзья потом уже все рассказали. У меня было больше 15 000 просмотров за вечер – это побило все предыдущие рекорды. В комментариях просили продолжения, я не ожидал такого, но останавливаться уже не имело смысла. Я сразу же начал писать сценарий для второго выпуска. 

Откуда пришла идея снимать армянскую семью? Ты не знал, чем развлекать зрителей, и эта идея родилась или как это все произошло?

Давай начнем с мужских бьюти блогов, с них я и начал. Это была полная ирония над девушками, которые выкладывали невероятное множество лайфхаков и своих покупок в интернет. Я тогда и задумался, почему такого нет для парней? Так и решил показывать все в шутливой форме. Бьюти блог было сложно придумывать, люди до сих пор хотят продолжения, но пока что точно их не будет. 

Когда у меня закончились идеи с бьюти блогом, я придумал Геворика и его семью. Это стало свежим глотком в творчестве и развитии Instagram. Сначала к Геворику присоединилась его мама, а потом и вся семья подтянулась.

Твои реальные родственники легли в основу образов или герои твоих видео – это собирательные образы?

По большей степени это собирательные образы, конечно. Но я и пофантазировал хорошо [Смеется. — Прим. ред.]. Множество движений, мимику слова в образе мамы Геворика я собрал с собственной, которая иногда немного обижается [Смеется. — Прим. ред.]. Конечно, я еще утрирую и преувеличиваю, без этого в юморе никуда, я считаю. 

Больше родственников не планируется, но я собираюсь немного менять свой контент, но при этом оставляя всех сегодняшних героев. 


Весь твой контент ты снимаешь сам? Ты часто отвечаешь на вопросы подписчиков и во время этого ты часто говорил, что пишешь сценарий, снимаешь, монтируешь сам. До сих пор все так или что-то изменилось?

Я до сих пор все снимаю сам, пока что я даже не хочу делать это с кем-то. Многие удивляются, кто-то не понимает, но мне правда комфортнее делать все самому. Другие, с кем мне приходилось работать, не понимают, чего я хочу получить. Кто меня поймет лучше, чем я сам? Мне сложно работать с кем-то, потому что они не понимают мою идею и концепцию. 

Мне нужно: штатив, пустая комната, для армянской семьи это нереально, конечно, но пока получается [Смеется. — Прим. ред.].

Один раз я был уже в образе, снимал видео и вдруг звонок. Пришел сосед. А был я в образе мамы [Смеется. — Прим. ред.]. Пришлось сбросить все эти атрибуты и открыть дверь. Он не заметил ничего, но я тогда вспотел даже [Смеется. — Прим. ред.]. 

В твоих видео у тебя много специфической одежды, где ты ее находишь?

Смешно говорить, но это какая-то супер старая одежда наша: моей бабушки, папы и тд. Чей образ, того и одежда [Смеется. — Прим. ред.]. Сначала я брал одежду, чтобы никто не заметил, но потом мы в семье обозначили – «одежда для съемок».

Мой папа, кстати, сначала вообще не знал об этом всем. Я думал, что пока не надо, а то будет у него реакция какая-то непонятная. Но со временем, когда я набрал 50 000 подписчиков, ему стали пересылать мои видео его близкие друзья [Смеется. — Прим. ред.]. Друзья папы рассказывали ему, что их семья смотрит мои видео, что им нравится, мой папа вообще не понимал, о чем речь и что за видео я снимаю [Смеется. — Прим. ред.].

Как бы ты охарактеризовал свою семью: современная или традиционная? 

Не знаю, однозначного ответа нет. Мы, в целом, современные, но и традиции в нашей семье – это важная составляющая. 

Ну вот это ваша семья такая, а что говорили родственники подальше? Было ли непонимание с их стороны?

Было. Я даже не вступаю в диалог на эту тему. Мне неинтересно, что они скажут, но, честно говоря, я даже знаю как именно и что они будут говорить. Такое на меня очень негативно влияет, поэтому я абстрагируюсь. Моим родителям я тоже говорю, чтобы они не реагировали на такие «нападки» со стороны родственников. Родители пока держатся, иногда отвечают им. Но многие, кто раньше что-либо говорил, уже перестали это делать. 

В самом начале не только родственники не верили, что этими роликами можно чего-либо добиться. Некоторые друзья, родные, простые незнакомые люди – многие не верили, на самом деле. Я это перерос и стал лучше, не только в плане контента, но я теперь и лучше чувствую аудиторию. 

Когда мне говорили, что у меня мало подписчиков – это тоже было своего рода тормозом. Например, у меня было 20 000 подписчиков, мне говорили «ты и 25 000 не наберешь», было 30 000 и тд. «Ерунда все это, не занимайся таким», – многие говорили.  Конечно, было обидно, но сейчас это уже не имеет никакого значения. 

У тебя преобладает армянская аудитория в Instagram. Какая существует специфика в работе с ограниченной аудиторией? Сложно удержать интерес и вовлеченность аудитории?

Если честно, я не чувствую разницы между армянской аудиторией и иной. Единственное, что случается – иногда, мне приходят комментарии армянских пользователей, у которых нет фотографий, подписчиков и подписок, сам аккаунт закрыт, они всегда, обязательно, отрицательные. Мол, он же парень, что он делает, зачем и тд., но они смотрят на эту ситуацию только с одной стороны, с которой им удобно. Я же вижу в своих работах труд, сменять за раз столько персонажей – огромный труд. Да-да, я скромный [Смеется. — Прим. ред.]. Они видят грязь в простом иллюстрировании отношений внутри семьи.

Есть ли темы-табу, которые не «заходят» твоей аудитории?

В прошлом году я менял формат, я с ребятами снял несколько видео при участии Дедпула (также озвучивал Петр Гланц – официальный голос Дедпула в России), операторы, хорошие камеры, были полноценные съемочные дни, но публике совершенно не «зашло», было, конечно, обидно. Были и ценители, но их было намного меньше.

Часто в своих эфирах ты рассуждал на тему контента в интернете, говорил, что не будешь выкладывать контент 18+ и около 18+. Сейчас практически ни одно видео не выпускают без девушек с обнаженной грудью или чем-либо еще, как доносить информацию такой аудитории? Стоит ли с этим бороться? 

Это сможет случиться, если люди переосмыслят свой контент, начнут привлекать людей не красивой картинкой, а смыслом, идеей, задумкой, пусть даже только харизмой, но не картинкой, где чья-то грудь или пятая точка. Я, сам по себе, всегда за чистый юмор и поэтому совершенно не понимаю, что не хватает людям, что они начинают пихать контент 18+ во все темы.

Я себе поставил другую задачу – семейный юмор, чтобы человек мог показать шутку и маме, и бабушке, и тете и ему не было бы стыдно. Важно, чтобы юмор был общедоступным.

Контентмейкеры должны поменять немного свое видение: они думают, что пошлятину требует народ, но отношение зрителя формируется через то, что представляет ему блогер. Поэтому почему бы не делать свой юмор добрым и доступным всем?

Контент в армянском мире будет захвачен такой тенденцией? 

Сейчас, в целом, много армянских блогеров и некоторых из них это уже по уши захватило, но есть и другие, кому такой способ предоставления контента абсолютно не свойственен. У меня есть друзья, которые популярны в интернете, среди них и юмористы, и танцовщицы, и просто какие-то красивые люди, которые показывают свою жизнь – тенденция к «открытости» им чужда. 

Леонна МАЛХАСЯН

Все фото предоставлены из личного архива Агвана Матевосяна